Ностальгия по Ташкенту

VkontakteFacebookTwitter

Главная Хива История Хивы
История Хивы
Страницы истории PDF Печать
08.05.2011 10:04

История города теряется в глубине веков — пока время его образования точно не установлено.

Дошедшее до нас слово «Хива» известно из арабских географических трудов Х века как название одного из населенных пунктов на караванном пути между  Гурганчом (ныне Куня Ургенч) и Мервом (ныне Мары), более ранние сведения о городе неизвестны.

Хорезм Х века — это бремя титанов мысли и науки Абу Райхана Беруни (973—1048), Абу Али ибн-Сины (980—1037), время процветания «Академии» хорезмшаха Мамуна.

О людях Хорезма того времени сохранились свидетельства историков «Они люди гостеприимные, любители поесть, храбрые и крепкие в бою; у них есть особенности и удивительные свойства»,— писал Макдиси.

В истории Хорезма Х век отмечен бурным экономическим подъемом страны, ростом числа городов, развитием градостроительства и архитектуры. Исторические хроники перечисляют незнания более 30 городов, расположенных в нижнем бассейне Амударьи. Среди древних городов, пожалуй, лишь Хива стойко продолжала существовать как город.

Хива расположена на равнинной зоне, на границе пустыни. Вначале колодец с питьевой водой предопределил возникновение населенного пункта. Образованию же города, несомненно, предшествовало проведение канала Хейканик из Амударьи, служившего не только для орошения обширной территории, но и для снабжения - водой всех населенных пунктов, возникших на его трассе.

Канал Хейканик существовал еще в античный период. Он известен ныне под названием Палванян (Палнан-арык). В хивинских хрониках ХIХ в. часто Хейканик упоминается искаженно как Хейваник. Хейканик — архаичное название, значение которого в народе давно забыто.

Очевидно, между названиями канала Хейканик и города Хива (Хева) существует этимологическая связь, ибо цепочка слов Хейканик — Хейваник — Хейвак – Хева - Хива как будто указывает единство их корней. Однако в рукописи 1831 года «Сердце редкостей» историк-летописец Худайберды Кошмухаммед пишет, что «Хива есть имя мужчины».

Многие названия в топонимике Хорезма, как и история страны, являются тайной. Так и слово «Хива»  пока остается загадкой истории. Впрочем, такой же таинственностью окутано и слово «Хорезм». Наиболее близко к истине этимологическое толкование слова «Хорезм» — земля солнца.

Народная легенда основание города относит ко временам пророка Ноя, сын которого Сим на месте будущего города будто бы приказал вырыть колодец и этим заложил основу возникновения Хивы. И ныне в древней части города, в Ичан-кале, показывают глубокий колодец которому, как утверждают хивинцы, столько же лет, сколько и городу.

По свидетельству древних хроник Хива еще в Х веке была довольно большим городом с красивой и благоустроенной соборной мечетью.

Один из средневековых путешественников, побывавший во многих странах Востока, после посещения Средней Азии в начале ХIII в. оставил следующие наблюдения: «Не думаю, чтобы в мире где-нибудь были обширные земли шире хорезмийских и более заселенные, при том что жители приучены к трудной жизни и довольству немногим.

Большинство селений Хорезма — города, имеющие рынки, жизненные припасы и лавки. Как редкость бывают селения, в которых нет рынка. Все это при общей безопасности и полной безмятежности...

Не думаю, чтобы в мире был город, подобный главному городу Хорезма по обилию богатства и величине столицы, большому количеству населения...»

Несомненно, город Хива был в числе процветающих городов, о которых так восхищенно отозвался арабский путешественник, ученый Якут Хамави.

В ХIII в. Хорезм пал под натиском полчищ Чингисхана. Хива встала грудью против врага. Сыны-патриоты погибли смертью храбрых. Позже над могилой защитников города был сооружен мавзолей.

Хива выдержала испытание временем, но непрерывное существование города на одном месте, необходимость обновления старых строений, требование жизненных пространств беспощадно уничтожало все ветхое, отжившее и ненужное.

Именно поэтому в современной Хиве большинство памятников относятся к ХVIII—ХIХ вв. Более ранние памятники единичны, а археология города пока не изучена.

Хива стала столицей государства лишь с 1556 г. при Дустхан ибн-Буджчи. Однако ее интенсивное развитие начинается при Арабмухаммедхане (1602— 1623), когда начали строить монументальные сооружения.

Среди памятников ХVII в. особенно выделяются медресе Арабмухаммеда (1616 г.), мечеть и бани Анушахана (1657 г.).

Экономический и политический кризисы в стране, калейдоскопическая пестрота в смене властей — « игра в ханы » («хонбози») в целом губительно отразились на благосостоянии Хорезма. Захват Хивы иранскими войсками е 1740 г. привел к разорению страны.

Эпидемия чумы 1768 г. в Хорезме унесла много жизней. Опустели города. Особенно пострадали Хива и соседние города, подчеркивает поэт-историк Мунис.

«В Хиве осталось населения всего в 40 семей... Внутри города заросло тамариском и колючкой, в домах обосновались хищные животные».

В 1770 году правителю Мухаммед Амин инаку удается положить конец междоусобицам и объединить земли Хорезма. С этого времени начинается «основание новой Хивы» (академик В. В. Бартольд).

Многочисленные монументальные памятники Хивы возникли в ХIХ в. Это был период относительного подъема культуры, расширения строительства и народных промыслов.

Хива является удивительным музеем хорезмской архитектуры ХVIII—ХХ вв.

Во внутреннем городе — Ичан-кале — сконцентрированы ансамбли и комплексы монументальных сооружений, в густом окружении массовой жилой застройки. Уникальным памятником города является многоколонная джума-мечеть (конец ХVIII в.). В ней сохранились деревянные колонны ранних строений (Х—XVI вв.).

Каждая из этих колонн открывает отдельные страницы истории развития архитектурной формы, орнамента и техники резьбы. От ХIV в. сохранились мавзолей Саида Алауддина и мечеть Багбанли. В ХVII— начале ХVIII в. было воздвигнуто множество духовных учебных заведений: медресе Арабмухаммеда (1616 г.), медресе Хурджум (1688 г.), медресе Шергазихана (1719—1726 гг.). Из памятников ХIХ в. особенно интересны медресе Кутлуг-Мурад инака (1804—1812 гг.), комплекс мавзолея Пахлавана Махмуда (1810—1835 гг.) медресе (1834— 1935 гг.), караван-сарай и тим Аллакулихана, медресе Мухаммад-Аминхана (1851—1855 гг.), дворцовые ансамбли Кухна-Арк (первая половина ХIХ в.) и Ташхаули (1831—1841 гг.).

Древность традиций архитектуры и искусства прослеживается не только в памятниках материальной культуры Хорезма. Архитектурно-строительная терминология, бытующая среди населения Хорезма, во многом отличается от терминов сопредельных регионов — Бухары, Самарканда и Ташкента.

В обиходе хорезмских узбеков сохранились отдельные древнетюркские архитектурно-строительные термины, которые давно забыты или заменены в узбекском литературном языке. Так, упомянутое в, «Собрании тюркских наречий» Махмуда Кашгарского (ХI в.) слово «керпич», у Алишера Навои «кирпич», тождественное русскому с «кирпич», бытует в хорезмском наречии доныне как «керпич», «кервич».

Хива по праву может гордиться своими великими сыновьями.

При дворце хорезмшаха Мамуна в ХIII в. ученый Шахабуддин Хиваки на свои средства создал ценнейшую библиотеку. По свидетельству историка Насави, подобных ей «не было ни раньше, ни позже. В ХIV столетии далеко за пределами Хорезма был известен поэт-философ Пахлаван Махмуд (Пиръярвали), создавший множество рубаи философского, социального и даже антирелигиозного содержания.

Человек огромной физической силы, непревзойденный борец, он много ездил по странам Востока, побывал в Индии, Афганистане, Иране. История донесла до нас сведения о подвигах Пахлавана Махмуда во славу родного края. Согласно преданию, во время поездки в Индию Пахлаван Махмуд спас от смерти правителя этой страны. Благодарный правитель хотел щедро наградить спасителя, но Махмуд попросил не золота и драгоценностей, он попросил освободить из неволи хорезмских пленников.

Один из правителей Хорезма — Абулгази Бахадурхан (1603—1664) известен в востоковедении как автор ценнейших исторических трудов «Родословное туркмен» и «Родословное тюрок». Ученый-путешественник Г. Вамбери, посетивший Хорезм в 40-х годах ХIХ в., высоко оценил заслуги Абулгази: «Мир ему благодарен за исторический труд по имени «Родословное тюрок».

Шермухаммед мираб (распорядитель воды), более известный под поэтическим псевдонимом Мунис Хоразми (1778—1829), написал историю Хорезма под названием «Фирдавсул икбал» — (Сад благоденствия). После Муниса работу удалось закончить его племяннику, поэту и историку Мухаммад Риза Агахи (1809— 1874 гг.).

По мнению академика В. В. Бартольда, «этот труд по подробности изложения и количеству фактического материала далеко оставляет за собой все дошедшие до нас труды по истории ханств Бухарского и Кокандского».

Поэтическое наследие Агахи проникнуто глубоким сочувствием к страданиям и лишениям народа. Протестующий дух поэта чувствуется даже в строках, обращенных к правителям и духовенству. В связи с народными волнениями он писал:

«Коли искры летят в одно Место, 
Несомненно, возникнут огни. 
Коли капли сливаются вместе, 
Наводненье рождают они».

Конец ХVIII— начало ХIХ века для Хорезма стало временем подъема культуры и искусства. Целая плеяда талантливых мастеров слова оставила огромное поэтическое наследие. Эта эпоха знаменательна плодотворным трудом музыкантов по систематизации и развитию классического цикла хорезмских макомов.

Пахлаван Нияз Камил (1825—1899) создал хорезмскую нотную систему записи музыки. Высокообразованный для своего времени человек, он не только сочинял и прекрасно исполнял народные мелодии, но славился и своими поэтическими трудами.

В летописи Муниса и Агахи приведены ценнейшие сведения о крупных архитектурных объектах, о сроках их возведения, о мастерах-строителях.

Сокровища архитектуры Хивы — жемчужины Хорезмского оазиса, с каждым годом влекут к себе все больше зарубежных туристов.

Мы познакомим вас с удивительным городом, расскажем об истории возникновения редчайших, изумительных по красоте и оригинальности памятников архитектуры, созданных гением талантливого народа, начавшего новую эру в истории Хивы.

 


Фото Ташкента

Кто на сайте

Сейчас 70 гостей онлайн